Я рос во времена повального атеизма, да еще и в насквозь материалистической, атеистической семье советских ученых. Поэтому, можно сказать, что “Jesus Christ Superstar” в корне изменил мою жизнь. Ведь послушав этот диск, почитав тексты Тима Райса , я пошел дальше и взял в руки библию. Что ж, каждый приходит к богу своим путем и по своим причинам.

Акт прослушивания данного диска в 1980- м году мне казался крамолой, чуть ли не революцией. Мне думалось, что таким образом излагать историю последних дней Иисуса на Земле - это несколько…чересчур, что ли. И думалось, что авторов и исполнителей этой гениальной музыки проклянут со всех амвонов…Каково же было мое удивление, когда я узнал, что церковь приняла этот мюзикл более чем благосклонно, благословив творение Эндрю Ллойд Уэббера и Тима Райса. А ведь и правда,- скольким молодым людям вроде меня этот диск открыл христианство !

На мой взгляд, ничего лучше Уэббер с Райсом не написали. Есть конечно еще любимое дитя Эндрю - Cats, но - музыкально он гораздо беднее. Все два диска “Jesus Christ”- безусловные шедевры. Не у каждого музыканта выходит наскрести песен 20 для сборника лучших хитов лет за 15 творчества, а тут полтора часа чуда. Удивительное жанровое и стилистическое разнообразие - хард рок, арт рок, регтайм, ритм-н-блюз ( не тот, который популярен сейчас, а настоящий, корневой), фанк, госпел…А исполнительский состав ! Яну Гиллану по моему мнению нигде не удалось столь полно раскрыть свой талант “драматического певца”. Его Иисус неподражаем. Уместно, кстати, тут будет вспомнить и второй ” канонический” вариант данного произведения - фильм Нормана Джуисона, снятый практически без декораций в местах, где и происходили события, описываемые в опере - и Гефсиманский сад, и Голгофа - настоящие.

Так вот, сначала этот фильм смотреть я не мог,- настолько исполнение Теда Нили не совпадало с исполнением Гиллана. Со временем я, конечно оценил и подбор актеров, ( особенно колоритны Пилат и Царь Ирод) и голоса, но это было уже потом, 10-ю годами позже.

Детально разбирать всю пластинку по ноткам , отбирая хлеб у критиков, смысла нет, оней уже написаны целые тома, а вот отрывки из статьи в ” Википедии” привожу для интересующихся.

«Иисус Христос — суперзвезда» (англ. Jesus Christ Superstar) — один из наиболее известных мюзиклов (иногда называемый «рок-оперой»), а также одноимённый фильм.

Автор музыки — Эндрю Ллойд Уэббер, автор либретто — Тим Райс. Мюзикл вышел в 1970 году в виде альбома, на котором заглавную роль исполнил Иен Гиллан, являющийся вокалистом «золотого состава» Deep Purple. В записи приняли участие и другие звёзды рок-музыки. На бродвейской сцене мюзикл впервые был показан в 1971 году.

Сюжет основывается на евангельских повествованиях и охватывает период от въезда Иисуса в Иерусалим до его казни на Голгофе.

В 1973 году режиссёр Норман Джуисон http://www.videoguide.ru/card_person.asp?idPerson=31751” class=”external free” href=”http://imhonet.ru/redirect/83999/?url=http://www.videoguide.ru/card_person.asp?idPerson=31751″ >http://www.videoguide.ru/card_person.asp?idPerson=31751 создал художественный фильм “Jesus Christ Superstar” Фильм, снятый в Израиле, в тех местах, где происходили исторические события на заре Христианской Эры, стал шедевром Мировой Классики.

  1. Overture
  2. Heaven on Their Minds
  3. What’s the Buzz/Strange Thing Mistifying
  4. Everything’s Alright
  5. This Jesus Must Die
  6. Hosanna
  7. Simon Zealotes/Poor Jerusalem
  8. Pilate’s Dream
  9. The Temple
  10. Everything’s Alright
  11. I don’t Know How to Love Him
  12. Damned for All Time/Blood Money
  13. The Last Supper
  14. Gethsemane (I Only Want to Say)
  15. The Arrest
  16. Peter’s Denial
  17. Pilate and Christ
  18. King Herod’s Song (Try It and See)
  19. Judas’ Death
  20. Trial Before Pilate (incl. The 39 Lashes)
  21. Superstar
  22. Crucifixion
  23. John Nineteen:Forty-One
  • Иисус — Иен Гиллан (Ian Gillan)
  • Иуда — Мюррей Хед (Murray Head)
  • Мария Магдалина — Ивонн Эллимен (Yvonne Elliman)
  • Понтий Пилат — Барри Деннен (Barry Dennen)
  • Каиафа — Виктор Брокс (Victor Brox)
  • Симон — Джон Густафсон (John Gustafson)
  • Анна — Брайен Кит (Brian Keith)
  • Ирод — Майк д’Або (Mike d’Abo)

Иуда и Иисус

В своем либретто Тим Райс в общем и целом следует евангельским текстам, но при этом по-своему трактует многие ключевые моменты библейской истории. Можно утверждать, что роль ведущего персонажа здесь отдана Иуде в равной или даже большей мере, чем Иисусу: ему принадлежат первое («Too Much Heaven On Their Minds») и чуть ли не последнее слово («Superstar») (за исключением слов умирающего на кресте Иисуса). Он производит, по крайней мере вначале, впечатление рациональной и последовательной личности, в то время как Иисус сильно эмоционален, чувствителен и, как оказывается, не вполне понимает цель собственной жертвы.

Иуда неустанно критикует Иисуса (за то, что тот по его мнению позволил событиям выйти из-под контроля, пошел на поводу у толпы, в буквальном смысле слова “бого-творящей” его, разрешил Магдалине тратить на него дорогостоящую мирру и т. д. - последний эпизод имеется и в Евангелии). По словам Иуды, Иисус в начале своей деятельности считал себя просто человеком и не выдавал себя за бога, что по мнению Иуды может кончиться плохо. На предательство он решается для того, чтобы предотвратить худшую катастрофу - бунт против римлян и последующее кровопролитие. При этом на Тайной вечере Иуда не скрывает своих намерений, более того, восклицает: Ты сам хочешь, чтобы я сделал это — и действительно, слышит в ответ: Иди, что же ты медлишь!. Когда Иуда начинает понимать, что Ииусу грозит смерть, в которой история обвинит только его одного, он сам себя объявляет жертвой (Зачем ты избрал меня для своего кровавого преступления?). Логика Иуды такова: если Иисус — действительно сын бога (каковым себя объявляет), значит, он все предвидел заранее, сам расписал сценарий событий и пригласил его, Иуду, на роль «проклятого на все времена».

Сам же Иисус неоднократно демонстрирует, что ему известно, что ожидает его лично и при этом говорит об этом как о судьбе, не подлежащей изменению. В песне “В Гефсиманском саду”, Иисус, как и в Евангелии, выражает свое страдание от этого знания и просит: Забери от меня эту чашу, я не хочу вкусить ее яду… Однако, в отличии от Евангелия, здесь Иисус в прямом тексте говорит, что он не понимает, зачем Бог-отец посылает его на смерть (лишь догадываясь: Может быть, все, что я говорил и делал, наполнится после этого новым смыслом?). Наконец он все же смиряется с предначертанием, мотивируя это решение усталостью от жизни (”Тогда я был вдохновлен; сейчас я грустен и устал. В конце концов, я старался три года - кажется, что девяносто! Тогда почему боюсь закончить то, что начал?”) и сознанием того, что “все козыри у Бога” (”God, thy will is hard, but you hold every card”).

На суде Иисус, как и в Евангелии, не опровергает обвинений в свой адрес; обходясь аллегориями, он уходит от прямых ответов. Это твои слова — говорит он Пилату, когда тот спрашивает: И все же: ты — царь? (But you’re a King? — It’s you that say I am) . Он не делает ничего, чтобы спастись, и отталкивает помощь, предлагаемую сочувствующим Пилатом.

Апостолы и толпа

Можно утверждать, что в опере нет подлинных персонажей-злодеев: здесь каждый действует сообразно собственной логике, которая в общем выглядит более или менее убедительно (правда, эта тенденция в какой-то мере вообще присуща данному жанру). Единственный вполне «отрицательный герой» здесь — толпа, которая сначала возносит своего избраника до небес («Hosanna»), а потом с той же экзальтированностью требует от властей: «Распять его!» При этом мотивы «фанатов» Иисуса порой низменны (…Прикоснись, прикоснись ко мне! Исцели, исцели меня, Иисус!… или — Скажи мне, что теперь я спасен!), и сам он в какой-то момент уже не в состоянии их выносить (Не толкайте меня, оставьте меня!.. Слишком много вас, слишком мало меня!…)

Частью толпы являются в какой-то мере и апостолы, своими коллективными песнопениями выражающие лишь самые банальные мысли и чувства. Всегда знал, что стану апостолом. Верил, что добьюсь этого, если буду стараться. Потом, когда мы уйдем на пенсию, напишем Евангелие, чтобы люди говорили о нас и после нашей смерти, — под безмятежно-сладостную мелодию распевают они хором, оставляя обреченного Иисуса в Гефсиманском саду («The Last Supper»).

В заключительном треке «Superstar» (выпущенном синглом и ставшем в 1971 году единственным сольным хитом Мюррея Хэда), голос Иуды вместе с хором обращаются к Иисусу, теперь уже с точки зрения времени две тысячи лет спустя, спрашивая его: …Кто ты? Чем ты пожертвовал?… Что ты думаешь о том, что сегодня говорят о тебе?... Точно так же как и подобные вопросы Иуды, Пилата и апостолов на протяжение всей остальной оперы, эти вопросы остаются без ответов.

Власть имущие

Либретто Тима Райса насыщено сатирическими эпизодами и репликами, высмеивающими поп-звездность и нравы музыкального бизнеса. Царь Ирод беседует с Иисусом совершенно как потенциальный антрепренер, называя его популярность в народе «хитом», а его самого — «чудом года». Церковные лидеры (первосвященник Кайафа, его тесть Аннас и др.), обсуждая Иисуса как политически опасного гастролирующего популиста-факира, пользуются жаргоном, характерным для современных средств массовой информации. (Что же нам делать с этой Иисусоманией?… С тем, кто популярнее даже Иоанна, гастролировавшего с этим своим баптизмом?…) Убеждая Иуду в том, что тот принял верное решение (You’ve backed the right horse» — «Ты сделал верную ставку!), Аннас советует ему заняться благотворительностью — это, возможно, намек на популярную форму «отмывания» капитала в поп-бизнесе.

Иначе обрисован Пилат, подобно Иуде чувствующий, что история не простит ему гибель Иисуса. В этом опера большей частью следует Библии. Поначалу Пилат пытается спихнуть дело местным властям, но понимая, что те вознамерились руками чужестранца устранить мешающего им героя толпы, даже открыто становится на сторону последнего (Я не вижу на нем вины: он просто возомнил себя важной персоной…). Пилат указывает Иисусу на иронию судьбы: смерти ему, «царю иудейскому», желают именно иудеи; он же, римлянин, — единственный, кто пытается его защитить (Look at me, am I a Jew?). Затем — на мгновение вступает с Кайафой в политический спор, называя первосвящеников-иудеев лицемерами (Вы нас ненавидите больше, чем его!), а жаждущих крови сравнивая с гиенами (To keep you vultures happy I shall flog him…)

В последний момент Пилат, оставшийся перед разъяренной толпой в одиночестве, сам обращается к Иисусу за помощью, но тот в очередной раз выражает свое убеждение, что ход событий нельзя изменить, но все в руках Господних. Понимая, что Иисус сознательно идет на смерть, Пилат «умывает руки» (от преступления), бросая напоследок: Что ж, не мне суждено предотвратить это великое самозаклание. Умри, если сам жаждешь того, ты, заблудшая жертва!…

В связи между смертью Иисуса и его вечной славой можно усмотреть еще одну прямую аналогию с музыкальным бизнесом, для интересов которого иногда хорошо, если звезда «своевременно» умирает и таким образом остается коммерчески плодоносящей «иконой на все времена».